Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Lissa

Л. Люкс. Образ врага в идеологии национал-социализма.

https://diekolumnisten.de/2020/03/28/ueber-die-feindbilder-der-nationalsozialisten-eine-replik-auf-den-artikel-von-susan-neiman/?fbclid=IwAR3AFQ4Mo7Qy8BhSRac6PalvR5HYmstIbetqrn18OmQW1WVNOI8Z1UHcb7w
Представляю новую колонку Леонида Люкса: здесь он спорит с американским философом Susan Neiman, которая считает, что в иерархии врагов национал-социализма коммунисты находилось на той же, а может быть даже на еще более высокой ступени, чем евреи. Проф. Л.Люкс не согласен с этой позицией Susan Neiman, в своей реплике он пишет о необоснованности её тезиса.
Lissa

БОГАТСТВО И НИЩЕТА В ОДНОМ ФЛАКОНЕ: РОССИЯ ЗАНИМАЕТ

1-е место в мире по разведанным запасам природного газа (32% мировых запасов газа);
>>>>
1-е место в мире по добыче и экспорту природного газа (35% мировой добычи газа);
>>>>
1-е место в мире по добыче нефти и второе место по её экспорту;
>>>>
1-е место в мире по разведанным запасам каменного угля (23% мировых запасов углей);
>>>>
1-е место в мире по запасам торфа (47% мировых запасов торфа);
>>>>
1-е место в мире по запасам лесных ресурсов (23% мировых запасов леса);
>>>>
1-е место в мире по запасам поваренной соли и второе место по запасам калий ной соли;
>>>>
1-е место в мире по запасам питьевой воды и второе место по объёму пресной воды;
>>>>
1-е место в мире по запасам минтая, крабов, осетровых в своей 200-мильной экономической зоне, и
>>>>
второе-третье место по запасам трески, сельдевых, мойвы, сайки,лососевых и др.;
>>>>
1-е место в мире по разведанным запасам олова, цинка, титана, ниобия;
>>>>
1-е место в мире по запасам и производству рудничного и рафинированного никеля;
>>>>
1-е место в мире по разведанным запасам железных руд (около 28% мировых запасов);
>>>>
1-е место в мире по экспорту стали и третье место по экспорту металлопроката;
>>>>
1-е место в мире по производству и экспорту первичного алюминия;
>>>>
1-е место в мире по экспорту азотных удобрений, второе и третье места по экспорту фосфорных и калийных удобрений;
>>>>
1-е место в мире по запасам алмазов и второе место по их добыче;
>>>>
1-е место в мире по физическому объему экспорта алмазов;
>>>>
1-е место в мире по разведанным запасам серебра; 2-е место в мире по разведанным запасам золота;
>>>>
2-е место в мире по разведанным запасам платины и первое место по её экспорту;
>>>>
3-е место в мире по размерам государственных золотовалютных резервов;
>>>>
3-е место в мире по разведанным запасам меди и свинца;
>>>>
3-е место в мире по разведанным запасам вольфрама и молибдена;
>>>>
1-е место в мире по протяженности электрифицированных железных дорог;
>>>>
1-е место в мире по числу ежегодных запусков космических аппаратов;
>>>>
1-е место в мире по количеству проданных на экспорт самолетов-истребителей;
>>>>
1-е место в мире по поставкам на экспорт средств ПВО средней и малой дальности;
>>>>
2-е место в мире среди стран, обладающих наибольшим количеством стрелкового оружия;
>>>>
2-е место в мире по поставкам вооружения всех видов;
>>>>
2-е место в мире по величине подводного флота;
>>>>
3-е место в мире по числу абонентов сотовой связи;
>>>>
1-е место в мире по величине национального богатства (при любом методе расчета, как по абсолютной величине, так и на душу населения).
>>>>
1-е место в мире по импорту автомобилей;
>>>>
62-е место в мире по уровню технологического развития (между Коста-Рикой и Пакистаном);
>>>>
67-е место в мире по уровню жизни;
>>>>
70-е место в мире по использованию по использованию передовых информационных и коммуникационных технологий;
>>>>
72-е место в мире по рейтингу расходов государства на человека;
>>>>
97-е место в мире по доходам на душу населения;
>>>>
127-е место в мире по показателям здоровья населения;
>>>>
134-е место в мире по продолжительности жизни мужчин;
>>>>
159-е место в мире по уровню политических прав и свобод;
>>>>
175-е место в мире по уровню физической безопасности граждан;
>>>>
182-е место по уровню смертности среди 207 стран мира;
>>>>
1-е место в мире по абсолютной величине убыли населения;
>>>>
1-е место в мире по заболеваниям психики;
>>>>
1-е место в мире по количеству самоубийств среди пожилых людей;
>>>>
1-е место в мире по количеству самоубийств среди детей и подростков;
>>>>
1-е место в мире по числу детей брошенных родителями;
>>>>
1-е место в мире по количеству абортов и по материнской смертности;
>>>>
1-е место в мире по числу разводов и рожденных вне брака детей;
>>>>
1-е место в мире по потреблению спирта и спиртосодержащей продукции;
>>>>
1-e место в мире по продажам крепкого алкоголя;
>>>>
1-е место в Европе по числу умерших от пьянства и табакокурения;
>>>>
1-е место в мире по потреблению табака и третье место по производству табачных изделий;
>>>>
1-е место в мире по числу курящих детей и темпам прироста числа курильщиков;
>>>>
1-е место в мире по смертности от заболеваний сердечно-сосудистой системы;
>>>>
1-е место в мире по количеству ДТП;
>>>>
1-е место в мире по количеству авиакатастроф (по данным Международной ассоциации воздушного
транспорта уровень авиакатастроф в России в 13 раз превышает среднемировой);
>>>>
1-e место в мире по объемам поставок рабов на международный черный рынок;
>>>>
1-е место в мире по темпам роста числа долларовых миллиардеров;
>>>>
2-е место в мире по числу долларовых миллиардеров (после США);
>>>>
2-е место в мире по распространению поддельных лекарств (после Китая);
>>>>
2-е место в Европе по числу самоубийств на душу населения (после Литвы);
>>>>
2-е место в мире по числу убийств на душу населения (после Колумбии);
>>>>
2-е место в мире по числу журналистов, убитых за последние десять лет;
>>>>
2-е место в мире (после Сербии) по количеству людей, ищущих убежища в развитых странах Запада;
>>>>
2-е место в мире по уровню бюрократии;
>>>>
2-е место в мире среди стран-распространителей спама;
>>>>
2-е место в мире по числу детей, усыновленных в США;
>>>>
3-е место в мире по распространению детской порнографии;
>>>>
3-е место в мире по количеству тоталитарных сект;
>>>>
3-е место в мире по угону машин
Lissa

Угадайте, кто автор эпиграммы? Чур не подглядывать в Гуггл!

Он все любимей год за годом,
Харизмы он не растерял,
Он потому любим народом,
Что он бы всех перестрелял:
Авангардистов, либералов,
Сепаратистов, федералов,
Навальных – сына и отца,
Всех обитателей Рублевки,
И покровителей Кущевки,
И запретителей парковки
Внутри Садового кольца;
Всех онанистов, гомосеков,
Нацистов, общечеловеков,
Парламентариев, генсеков,
Нонконформистов и борцов,
Евреев, русских, украинцев,
Чеченцев, татов, кабардинцев,
Как обещал еще Дудинцев,
Предупреждал еще Немцов –
У нас тут много проходимцев.
Других и нет, в конце концов.
Уж он бы сбросил этот морок!
Он твердо ведал, как и что!
И он набрал процентов сорок –
Но почему еще не сто?
Его серьезный недостаток
И непростительнейший грех –
Что до крутых пятидесятых
Он истребил еще не всех.
Всех этих наглых и убогих
Спецов, вредителей, чудил –
Он истребил довольно многих,
Но слишком многих пощадил.
Любой чиновник тут – виновник,
Кремлевец – тайный либераст,
Приличный муж – всегда любовник,
А спецслужбист всегда предаст.
Страна брюзгливо ковыляет,
Сойдя со сталинских высот:
Лишь тот, кто всех перестреляет,
Ее действительно спасет.
Lissa

Анекдот. Но забавно, имхо

Отношение людей разных национальностей к чужой собственности.
===================================
Американский социолог N. провел исследование на тему «Отношение людей разных национальностей к чужой собственности». Ученый ездил по городам мира, оставлял посреди вокзального зала чемодан, прятался и засекал время. И вот результаты:

В Стокгольме чемодан никто не тронул.
В Лондоне чемодан украли через полчаса.
В Париже – через двадцать минут.
В Риме – через десять.
В Токио через пять минут чемодан сдали в бюро находок.
В Тель-Авиве через три минуты приехала полиция, оцепила вокзал, погрузила чемодан в бронированный фургон и увезла за город взрывать.
В Одессе точного результата получить не удалось, так как, пока исследователь смотрел на чемодан, у него украли часы.
Последним в серии оказался эксперимент в Газе – вместе с чемоданом похитили и самого американца.
Lissa

АНТОН НОСИК

О его смерти узнала сегодня утром, от подруги в разговоре по телефону. Я не поверила, ведь недавно прошёл такой пранк про Светлану Алексиевич.
Но на этот раз была не шутка.
То, что Антона Носика больше нет, представить невозможно. Его энергией, его обликом и стилем пронизан русскоязычный интернет. Он - символическая фигура.
О нём посмертно пишут на его же странице невероятные гадости. Пусть это останется на совести и на карме озлобленных и невежественных людей.
Для меня Антон Носик - это сын интеллектуальной звезды 70-х/80-х гг. Бориса Носика. Борис был писатель, журналист, переводчик и брат Алёны Носик - мы с ней вместе работали в ИМРД АН СССР. С Борисом, автором книги об Альберте Швейцере и переводчиком Ивлина Во, я встречалась у общих друзей: Марианны Григорьевны Рошаль-Строевой и Георгия Борисовича Фёдорова. Однажды Антон, которому было тогда лет 10, едва не сжёг вместе с Ванечкой Климовым рошалёвский загородный дом, чем и прославился до тех самых пор, пока я с ним, уже взрослым и под inviting ником Dolboeb, не столкнулась на страницах ЖЖ в 2003 году. Вся наша дружная московская тусовка разлетелась по шарику кто куда. Борис Носик жил со своей новой семьёй на юге Франции, Алёна Носик - в Калифорнии, М.Г. Рошаль - в Лондоне, а Антон вроде бы перебрался в Израиль. Но когда у меня появился ЖЖ, он уже был в Москве, и мы с ним немедленно зафрендились. Мы френды до сих пор, хоть я уже давно не пишу в ЖЖ. Мой блог там остался в роли склада, иногда я его поддерживаю перепостами из ФБ, чтобы аккаунт не снесли - ведь это целая эпоха, десятилетие подробно задокументированной жизни. Больше у меня такого отрезка в биографии нет, чтобы можно было вернуться в прошлое и узнать, что я тогда делала и думала.
Для меня Антон Носик - личная утрата. Переживаю его уход с большой болью. Многие его эпатажные высказывания меня коробили, но талант, юмор и артистичность, с которой интеллигент, полиглот и эрудит Носик изображал из себя циника, легко примиряли и с его нецензурным ником, и с экстремистскими заявлениями, за которые его штрафовали суды и осуждающе качали головами те, кто мало его знал.
Антон прожил короткую, но блестящую, искромётную жизнь. Такими же искромётными и блестящими были его тексты. Он был мультиталант и удачлив во всём, за что брался. Как и его отец. Как Алёна, и вся его большая родня, в которой есть врачи, артисты, художники, писатели, учёные-языковеды.
Антон, дорогой, нам будет тебя не хватать. Без тебя мир стал ещё хуже. Хотя, казалось бы, уж куда хуже.
R.I.P.
Lissa

Предупреждаю: берегите себя! Это неполиткорректно, грубо, вульгарно, и лишь местами смешно

Я молилась Богу, чтобы он дал мне хорошего мужа. И Бог дал мне хорошего мужа.
А вот мой муж не молился. Ему досталось то, что досталось.

В развитых странах обсуждают свои проблемы, в недоразвитых - проблемы развитых стран.

Общественное мнение - это мнение тех, кого не спрашивали.

Две заветные мечты русского человека:
1. Выгнать из России всех нерусских;
2. Уехать жить заграницу.

Страшное российское оружие — новая ракета "Сызрань".
При попадании в любой город — хоть Париж, хоть Лондон или Нью-Йорк, он мгновенно превращается в Сызрань.

Самое лучшее средство для ухода - ноги.

А печенье полезней чем сосиски?
- Знаешь, сейчас даже покурить полезней, чем сосиски.

Идеальный муж всегда женат на другой женщине.

Окончательное решение женщины редко бывает последним.

Обыкновенно женятся на надеждах и выходят замуж за обещания.

Она была такой красивой, что уже не могла быть ни умной, ни доброй.

Мечта идиота обычно похожа на жену соседа.

Старость - это когда не можешь помыть пятки в раковине.

Человек проводит во сне 30% жизни. Остальные 70% мечтает выспаться.

Зрелость - возраст, когда мы все еще молоды, но с гораздо большим трудом.

Да... немногие мужчины умеют правильно подать руку даме, вылезающей из погреба с мешком картошки!

Нельзя быть одновременно веселым, трезвым и умным.

Если вы разнервничались, то медленно, купюра за купюрой пересчитайте 100,000 долларов - и вы наверняка успокоитесь.

Практика - это когда все работает, но не понятно как. Теория – это когда все понятно, но ничего не работает.
Но все же иногда теория с практикой совмещаются: ничего не работает и ничего не понятно.

Фотография жены в моём бумажнике напоминает мне о том,что на этом месте могли бы быть деньги...

Женатые мужчины живут мучительно дольше...

Если в объятиях своей жены вам снится чужая жена, значит вы кобель и потаскун.
А если в объятиях чужой жены вам снится своя жена, значит вы отличный семьянин.

Если ваша жена хочет научиться водить автомобиль, самое главное – не стоять у нее на пути.

Когда в семье только одна жена, она вырастает эгоисткой.

Возможности медицины безграничны. Ограничены возможности больных.

Нервный не тот, кто стучит пальцами по столу, а тот, кого это раздражает.

Иногда будильник помогает проснуться, но в основном мешает спать.
Lissa

"ПРОЩАЙ, НЕМЫТАЯ РОССИЯ..."

Получила этот текст Андрея Гаврилова по рассылке. Кто хочет - сами ищите источник.
==================================================================================
Недавно одна из посетительниц ФБ недоуменно спросила меня, почему я считаю, что неприлично выступать в телепередачах Владимира Соловьева. Израильтянину трудно отвечать на такой вопрос, не прослыв русофобом. Предлагаю развернутое высказывание о современной России бывшего москвича, выдающегося пианиста современности Андрея Гаврилова. Человек с абсолютным слухом, мощным интеллектом и безупречным вкусом объясняет, почему он не представляет себе жизни в России.
ПИАНИСТ ГАВРИЛОВ ДЕЛИТСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ
Сегодня ровно 7 лет, как я начал последнее турне по России. Тогда и записал впечатления.
"Гастроли в России 2010" Москва. Главное впечатление –Россия впала в «дурную бесконечность». Это, по-видимому, и есть ее «особый путь». Во всей ее мучительной истории тупо и механистично повторяются одни и те же циклы. Короткие «оживления», «оттепели» сменяются долгими мрачными периодами реакции, когда главным содержанием народной жизни становится ее, этой жизни, угнетательство и удушение. На ошибках никто не может и не хочет учиться. Современное русское общество топчется на месте, гниет и воспаляется. Но со свинцовым упрямством не желает посмотреть на само себя, собраться и подняться хотя бы на одну ступенечку. Россия не желает вернуться в бытие, предпочитая​ дурманить себя обновленными, до боли знакомыми прогнившими мифами.
Российское телевидение невозможно смотреть, потому что оно – без всяких метафор и гипербол – шабаш​ нечисти. У ВСЕХ его персонажей видны рожки,хвосты, рыльца, копыта. Жадные, тупые хари, красные червеобразные губы,​ загребущие руки, глаза ведьм и упырей. Эта нечисть особая, национальная, не с графики Гойи и не с полотен Босха. Постсоветско-гламурная. Упомянутая Достоевским в рассказе «Бобок» нравственная вонь заполнила все московское пространство. Ее источают и российские «политики», и «смехачи», и их обыдлевшая публика. Люди​ не живут – а функционируют в дурной бесконечности, как роботы. Роботы-сутенеры и роботы-проститутки. В воздухе висит, как топор, скотская страсть к наживе.
В современной России как бы нет мысли. Нет идеи. ЦАРСТВО ПУСТОТЫ. Мысли и идеи или уехали вместе с их носителями – или прожеваны и выхаркнуты, как ненужная жвачка. Говорить не с кем и не о чем. Чувства и реакции подавляющего большинства москвичей – на первобытном уровне. Люди заняты удовлетворением потребностей. Они легкомысленны, вульгарны и злы как урки. Жизнь и боль других людей никого не тревожит. Любовь, забота, внимание, взаимоуважение, дружелюбие – покинули их реальность. Космический холод современных русских пробиpает до костей. Скулы ломит от их наглости.
Ходил по Бульварному кольцу поздним вечером. Поглядывал в глаза гуляющих. Что я в них увидел? Одиночество, безысходность, дурман бессмысленного существования, безголовый риск жизнью. И близкую пьяную или наркотическую смерть...
Красивые женские обнаженные тела в витринах ночных диско московского центра. Шлюхи танцуют, зазывают. На их кукольных резиновых лицах – мертвые улыбки. Растягивают губы перед клиентом. Чтобы сожрать его, обглодать и выплюнуть из чрева и из памяти.
Образ построенной за последние десять лет новой Mосквы удивительно соответствует ее содержанию. Это, конечно, не новый Лондон, не Париж, не Нью-Йорк и не Мадрид. Это все та же потемкинская деревня – синюха, напомаженная, покрытая дешевыми румянами. В кричащих вокзальных нарядах.
Пошлость, мерзость, подделка везде и во всем – от главного храма-новодела, через новоделы-бульвары и до новоделов-небоскребов. Уничтожены или изгажены последние романтические уголки старой Москвы, мой постоянный, во время прошлой жизни, источник вдохновения.
Архитектурная бездарность и наглость вызывали у меня физическую муку, к горлу подкатывала тошнота. Новая Москва – это воплощение бездарности, хамства и умственной отсталости разгулявшихся пацанов, дорвавшихся до власти!Collapse )
Lissa

Леонид Люкс: Дополнение к предыдущему посту

Леонид Люкс

О приходе «тоталитарных утопий» к власти. Ответ г-же Солинской

­Отвечая на критику госпожи Солинской, хочу еще немного уточнить мои тезисы. Таким образом нам, может быть, удастся устранить некоторые недоразумения, которые, явно, возникли. В моем очерке, я, в первую очередь, пытался ответить на вопрос, почему восстание против ценностей, которые принято ассоциировать с Западом (правовое государство, гражданское общество, автономия личности) именно в России и в Германии приняло такие радикальные формы. Почему именно в этих странах, тоталитарные утопии, хотя и очень различного характера, впервые в новейшей европейской истории пришли к власти? (здесь я парафразирую название книги Михаила Геллера и Александра Некрича). Эти поразительные успехи и большевистской и нацистской «утопии», я объясняю с одной стороны тоской по всеобщему равенству, по «органическому» единству общества, которая во второй половине ХIХ века охватила многих россиян, а с другой стороны, тоской по «органическому» единству нации, которая в то же время овладела национально настроенными кругами Германии.
Стремление к равенству, к упразднению общественной иерархии как таковой, олицетворяла в России революционная интеллигенция, Будучи, пожалуй, самой европеизированной прослойкой русского общества, она мучительно переживала свой отрыв от простого народа, мировоззрение которого было укоренено, как говорил Сергей Булгаков, чуть ли не в раннем средневековье. Интеллигенция мечтала о полном слиянии с народом, который для нее был олицетворением мудрости и добра. Все понятия, все культурные начинания, недоступные пониманию низших слоев, отбрасывались как ненужные и недозволенные. Как замечает Николай Бердяев, занятие философией в России долгое время считалось «почти безнравственным». Тех, кто углублялся в абстрактные проблемы, автоматически подозревали в равнодушии к народным бедам. Но при всей своей самоотверженности, готовности следовать до конца идеалам равенства, при всем своем народолюбии, интеллигенция не могла отменить тот прискорбный факт, что в действительности она принадлежала к образованному и, следовательно, привилегированному слою. Для большинства крестьян интеллигент, как и помещик, был представителем ненавистного европеизированного слоя господ: и язык, и мировоззрение этого слоя были им непонятны. В феврале 1917 после свержения династии Романовых, эгалитаристская эйфория достигла в России своего апогея, и как раз тогда, многие представителя интеллигенции начали отворачиваться от своего бывшего кумира - «народа богоносца», видя в его бунте угрозу для хрупких цивилизационных структур петербургской России. Но как раз в это время «пугачевщина снизу», объединилась с «пугачевщиной сверху», которую возглавил «Пугачев с университетским дипломом», о чем пророчески писал еще в 1811 году Жозеф де Местр. Созданная в феврале 1917 г. «первая» русская демократия – самое свободное государство в новейшей истории страны – рухнуло, а на его месте был построен самый несвободный строй, поработивший все слои общества, в том числе и крестьянство, бунтом которого большевики в свое время воспользовались. Полтора десятилетия спустя была порабощена и партия, которой удалось покорит всю страну. И это было своего рода иронией судьбы, что Иосиф Сталин в борьбе со старыми большевиками, которые ему мешали покорить партию, как в свое время и Ленин, воспользовался эгалитаристскими лозунгами. «Мы не хотим иметь в партии дворян», провозгласил он в декабре 1927 г. на ХV съезде ВКП (б). И этот лозунг, направленный против европеизированных и космополитически настроенных соратников Ленина, пользовался у представителей нового поколения большевиков – как правило, выходцев из народных слоев – немалой популярностью.
Теперь перехожу к вопросу, почему Германия в первой половине ХХ столетия, наряду с Россией, находилась в центре восстания против ценностей, которые принято ассоциировать с Западом. К тому, что было сказано в статье, хочу еще добавить некоторые детали. Еще Федор Достоевский назвал Германию «страной протестующей». В «Дневнике писателя» за май-июнь 1877 г. он писал: «Характернейшая …черта этого великого, гордого, особого народа, с самой минуты его появления в историческом мире, состояла в том, что он никогда не хотел соединиться в призвании своем … с крайне-западным миром, т.е. со всеми преемниками древне-римского призвания. Он протестовал против этого мира все две тысячи лет, и хоть и не представил … Своего Слова … взамен древнеримской идеи, но кажется всегда был убежден, что в состоянии представить это Новое Слово».
Антрополог Гельмут Плесснер объяснял немецкий протест против Запада, достигший своей первой кульминации в 1914 году, среди прочего тем, что Германия «упустила» из-за опустошительной Тридцатилетней войны в ХVII веке, эпоху, когда на Западе началось победоносное шествия просвещения и политического гуманизма. В немалой степени это «упущение», считает Плесснер, было виной тому, что Германия оказалась «опоздавшей» нацией превратившись в противника Запада и сформировавших Запад идей. После поражения якобы «не побежденной на поле боя» нации в 1918 году, этот протест против установленного в 1918/19 гг. европейского порядка принял уже такой непримиримый характер, что в своей радикальности он вполне мог сравниться с большевистским вызовом «старому миру». Но об этом я подробнее пишу в моей статье.

Леонид Люкс
Lissa

Леонид Люкс. Россия и Германия в XIX и ХХ веках — два особых пути.

Известный моим френдам проф. Леонид Люкс опубликовал на Гефтере статью "Россия и Германия в XIX и ХХ веках — два особых пути":#http://gefter.ru/archive/22371. В отличие от колонки на ресурсе diekolumnisten, статья на Гефтере на русском языке, её могут прочесть все желающие. Статья представляет собой очень интересную теоретическую "подводку" к пониманию тех политических противоречий, которые сегодня опять "разорвали" мир на Восток и Запад.
=======================================================================
XX столетие, окончившееся в Европе победоносным шествием либерально-демократических идей, начиналось с бунта против плюралистически устроенных обществ и отстаиваемых ими ценностей. В своем радикализме бунт этот превзошел все предшествующие волнения подобного рода. Германия и Россия образовали центр этого восстания против ценностей, которые принято ассоциировать с Западом. Конечно, необходимо иметь в виду, что этот бунт в Германии, с одной стороны, и в России — с другой, вдохновлялся диаметрально противоположными идеями.

Несмотря на то что Германия была частью западного мира, радикальная критика многих конститутивных для этого мира ценностей являлась традиционным элементом немецкой культурной истории.

Иначе дело обстояло в России. Здесь отталкивание от Запада вдохновлялось западными же идеями, прежде всего идеями 1789 года. В 1917 году казалось, что России суждено стать новым прибежищем идеалов 1789 года, которые якобы предала западная буржуазия.

Почему Германия и Россия оказались особенно восприимчивыми к тоталитарным искушениям, хотя и с разными знаками? Возможно, это было связано с особенно глубоко укорененной тоской в обеих странах по преодолению внутреннего раскола — в Германии национального, в России социального.

Эйфория, настигшая Германию ко времени германских войн за объединение и прежде всего во время германо-французской войны 1870/71 годов, представляла собой своего рода революцию — вместо неудавшейся революции 1848/49 годов, не решившей национального вопроса.

Объединение Германии, воспринимавшееся многими немцами как своего рода завершение национальной истории, было связано с эйфорическими ожиданиями. Некоторые даже спрашивали себя, почему именно их поколение заслужило честь быть свидетелем эпохальных изменений. Историк Генрих фон Сюбелль в письме своему коллеге Герману Баумгартену от 27 января 1871 года точно выразил это состояние: «Чем мы заслужили милость Божью переживать столь великие грандиозные события? Как же нам жить после этого? То, что 20 лет было содержанием всех желаний и стремлений, теперь сбылось бесконечно великолепным образом! Как же теперь жить дальше, где в мои годы найти новый смысл, необходимый для продолжения жизни?» [1]

Однако история, в противоположность тезису американского политолога Фрэнсиса Фукуямы, не имеет конца — она продолжается. Эйфория в Германии очень быстро пошла на убыль, так как ожидавшееся национальное примирение, несмотря на беспримерные внешнеполитические успехи Бисмарка, так и не состоялось. Пыл 1870/71 годов быстро остыл. Нация осталась внутренне расколотой и сотрясаемой религиозными, территориальными и социальными проблемами до того момента, когда идеи лета 1914 года спаяли нацию, не знавшую «больше никаких партий», так же как и в 1870/71 годах, казалось, в монолит. Военное вдохновение лета 1914 года представляло собой, конечно же, общеевропейский феномен, но только в Германии оно стало новым этапом в процессе построения нации. Для борцов за «органическое» единство нации этот процесс, однако, шел не так далеко, как им хотелось. То, что «непобедимая на поле боя» армия в конце концов все-таки проиграла эту войну, многие объясняли слабостью на внутреннем фронте. Теперь борьба за органическое единство нации, за искоренение всего чужеродного, стоявшего на пути этого процесса, начала принимать все более несуразный характер и потеряла всякую связь с реальностью. Только в этой атмосфере [2] могла быть осуществлена все упрощающая «программа» расовых антисемитов, считавших евреев истинными виновниками всех бед немцев. Захват власти Гитлером, который был напрямую связан с исключением евреев из общественной жизни Германии, рассматривался многими немцами своего рода продолжением начатого в 1864–1871 годах и обновленного в 1914 году процесса объединения, своего рода революцией. Это упоение объединением особенно наглядно описано в биографии Гитлера Иоахима Феста [3].

Что касается России, то она пережила похожую эйфорию не в 1914-м, а в 1917 году. Война в России не была связана, не считая тонкого слоя образованных людей, с ожиданиями блага и спасения, это наступило только с революцией 1917 года.

Обожествление революции имеет в России длинную предысторию. Воплощением этого обожествления была в первую очередь русская интеллигенция — феномен, у которого на Западе, как справедливо подчеркивает кёльнский историк Теодор Шидер, не было эквивалента [4]. Мышление интеллигенции носило манихейские черты. Зло символизировало для них царское самодержавие, добро — простой русский народ, и они исходили из того, как указывает российский философ Семен Франк, что механическое устранение зла автоматически приведет к победе добра [5]. Бескомпромиссная революционная деятельность интеллигенции привела к тому, что она не придавала значения глубоким метафизическим вопросам, так как занятие ими отвлекало, якобы, от борьбы за освобождение народа, добавляет Николай Бердяев. Чистый материализм и атеизм являлись единственным интеллектуальным багажом интеллигенции [6].

Лишь «идеалистический поворот», захвативший к началу XX века часть русской интеллигенции, привел к постепенному отказу от обожествления революции. Однако эта смена парадигм наступила слишком поздно, так как хилиастические мечтания интеллигенции, ее вера в исцелительную силу революции уже заразили простой народ, до этого еще укорененный в допетровском мироощущении. Для народных слоев на протяжении поколений государство воплощал православный царь. Будучи солдатами, они боролись за Веру, Царя и Отечество. Русский историк Георгий Федотов указал в связи с этим на то, что понятию «Отечество» в этой триаде неслучайно отводилось последнее место [7]. Идея современного национального государства, считавшегося независимо от религиозных коннотаций вершиной создания, к началу XX века проникла лишь в часть образованного слоя России. Низшие слои российского общества хотя и пережили процесс модернизации, приведший на рубеже веков к ослаблению их привязанности к Церкви и царю, но они так и не нашли привязки к современной идее национального государства. Они находились в подвешенном состоянии между прошлым и будущим, и этот мировоззренческий вакуум все сильнее заполнялся идеей революции. Вера в революцию представляла собой замену тогдашней в значительной мере опустошенной вере в православного царя. Таким образом, революционная интеллигенция выиграла свою длящуюся десятилетиями конкурентную борьбу с царской бюрократией за «душу» народа.

Интеллигенция «просветила» народ, чьи традиционные представления были поколеблены, писал в 1908 году русский философ Сергей Булгаков. Эта «победа», однако, будет иметь для России трагические последствия, продолжал Булгаков [8].

При этом необходимо добавить, что современные революционные учения, с помощью которых интеллигенция пыталась «просветить» народ, смешивались с традиционными идеалами справедливости низших слоев российского общества, носящими ярко выраженный эгалитарный характер. «Из всех форм справедливости равенство всего больше говорит русскому сознанию», — писал Г. Федотов [9].

После падения царской монархии в 1917 году эгалитарная эйфория, овладевшая российским населением, приняла стихийные масштабы и направилась против иерархического принципа как такового, являющегося для каждого государства основополагающим принципом построения. Все политические партии России пытались сдержать этот эгалитаристский восторг, грозивший смести всю цивилизаторскую «надстройку» страны, — но только не большевики. Ленин разжигал и дальше стремление к освобождению от всех форм неравенства, созданию «органического», единого социального организма и к уничтожению «буржуазного государства». Ибо он знал, что только на этих руинах могло быть построено воображаемое им «партийное государство нового типа». Для достижения этой цели он даже был готов объединиться с непросвещенными массами.

Участник событий 1917 года Федор Степун пишет: в 1917 году Ленин понял, что в определенных ситуациях лидер должен поддаваться воле масс, чтобы победить. Несмотря на то что Ленин был «человеком громадной воли, он послушно шел на поводу у массы, на поводу у ее самых темных инстинктов» [10].

Однако этот союз Ленина с анархичными массами представлял собой лишь краткосрочное явление. Сразу после победы большевистской революции «партия нового типа» стремилась деполитизировать своих «союзников» и превратить их в винтики тоталитарного механизма. Так как опьянение свободой 1917 года еще очень долго действовало на россиян, при попытке приспособить строптивую российскую действительность к марксистской утопии большевики натолкнулись на существенное сопротивление. Партия ответила террором, которому суждено было стать, с краткими перерывами до 1953 года (до смерти Сталина), одной из важнейших основ нового режима.
***
Но вернемся к Германии. Борьба с либеральными ценностями, точнее говоря, с демократическим парламентаризмом, обострилась здесь после поражения якобы «не побежденной на поле боя» нации в Первой мировой войне до предела.

Суровость Версальского договора, по своему характеру, кстати, не слишком сильно отличавшегося от заключенного немцами победоносного мира на востоке в марте 1918 года (Брест-Литовский мир), поборники национального реванша считали вполне достаточным основанием для того, чтобы смести существующий европейский уклад. Оскорбленное национальное самолюбие стало господствующим мотивом их образа мыслей, определяло их тактику; соображения касательно общеевропейского и христианского наследия уже не играли никакой роли. «Мы — притесняемый народ», — писал в 1923 году один из провозвестников так называемой Консервативной революции Меллер ван ден Брук: «Скудная территория, на которую нас оттеснили, таит в себе огромную опасность, от нас исходящую. Не следует ли нам строить нашу политику на основе этой опасности?» [11]

Заимствованный у Запада либерализм был провозглашен сторонниками Консервативной революции и других националистических группировок смертельным врагом немцев. Для Меллера ван ден Брука либерализм был «моральным заболеванием нации», свободой от каких бы то ни было убеждений, выдаваемой за убеждения [12].

Характерная для консервативных революционеров псевдоэтическая установка проявляется здесь особенно отчетливо. Те, кто из-за допущенной в Версале несправедливости готов был разрушить весь европейский порядок, надсмехаться над гуманизмом, не задумываясь, бросали либерализму упрек в равнодушии к морали. Неудивительно, что этот морализаторский имморализм, заранее отпускавший грехи своим единомышленникам, но изображавший своих противников неисправимыми преступниками, многим казался весьма заманчивым.

Утверждение либеральной системы в Германии представлялось немецким критикам Запада следствием коварных интриг западных демократий. Запад обладает иммунитетом против либерального яда, он не принимает всерьез либеральные принципы, утверждал Меллер ван ден Брук. Напротив, в Германии либерализм был воспринят буквально. Поэтому его разлагающие принципы сумели привести страну к гибели. Западные государства, неспособные одолеть немцев на поле брани, пытаются сделать это путем революционной и либерально-пацифистской пропаганды. И наивные немцы позволили отравить себя этим ядом [13].

Жалость сторонников Консервативной революции к самим себе была столь же безгранична, как и их мания величия. Получалось, что единственным средством, способным облегчить страдания немцев, было мировое господство. Меллер ван дер Брук разъяснял: «Власть над миром — единственная предоставленная народу перенаселенной страны возможность выжить. Наперекор всем препятствиям порыв людей в нашей перенаселенной стране направлен туда же, его цель — пространство, которое нам необходимо» [14].

Парламентская демократия представлялась ее немецким критикам как «лишенная рыцарских начал». Ноябрьская революция 1918 года не была в состоянии защитить страну от внешнего врага. Поэтому от нее отвернулись солдаты, пишет Эрнст Юнгер. Эта революция, по мнению Юнгера, отвергла такие понятия, как «мужество, честь, отвага» [15]. Освальд Шпенглер, в свою очередь, говорит о «неописуемой мерзости ноябрьских дней»: «Ни одного властного взгляда, ничего вдохновляющего, ни одного значительного лица, запоминающегося слова, дерзкого преступления» [16].

Поборники Консервативной революции в своей критике парламентской демократии и либерализма основывались на традиционно консервативных представлениях и клеймили либерализм как жизнеразрушающую силу. Он якобы разрушает органические связи в обществе и разжигает низменные, эгоистические инстинкты. Не служение общему делу, а собственным интересам — вот к чему зовет либерализм. Правовед Карл Шмитт вообще отказывался признать Веймарскую республику государством. В ней, утверждал Шмитт, отдельные сегменты общества (партии, объединения и т.п.) захватили власть, которую используют исключительно в собственных интересах. Государство как олицетворение общенациональных задач упразднено. Главной и неустранимой слабостью так называемого законодательного государства эти критики считали мнимую неспособность такого государства принимать решения, справляться с реальной опасностью. В законодательном государстве властвуют не люди, не правители, а буква закона, сетовал Карл Шмитт. Исходное понятие господства, согласно Шмитту, стало недействительным, подменено абстрактными нормами [17]. Последователь Шмитта Эрнст Форстхофф вторил учителю: честь и достоинство — личные понятия; правовое государство, которое сводит на нет все личное, лишено достоинства и чести [18].Collapse )
Lissa

"ПОМНИТЬ ЭТУ ДЛИННУЮ ТЁМНУЮ НОЧЬ, ЧТОБЫ НИКОГДА НЕ ДАТЬ ЕЙ ПОВТОРИТЬСЯ"

Вот уж не думала, что когда-нибудь буду на своей странице выкладывать речь Трампа. Но это я пропустить не могу:
=========================================================================================
Выступление Д. Трампа в Мемориальном музее Холокоста в Вашингтоне в День памяти павших

Благодарю вас. Спасибо. Друзья, члены Конгресса, послы, ветераны и - особенно - находящиеся сегодня здесь среди нас выжившие (в Холокосте), это большая честь быть с вами по этому очень-очень важному поводу. Я глубоко взволнован тем, что стою перед людьми, пережившими самый страшный час истории. Ваше столь ценное присутствие превращает это место в священное собрание.
Благодарю вас, Том Бернстайн, Алан Холт, Сара Блюмфилд и все сотрудники Мемориального совета и Музея Холокоста за вашу жизненно важную работу и неустанные усилия.
Мы удостоились присутствия здесь израильского посла в Соединенных Штатах Рона Дермера, моего друга - он проделал огромную работу и произнес прекрасные слова. Государство Израиль - это вечный памятник бессмертным усилиям еврейского народа. Горячая мечта, горевшая в сердцах угнетенных, теперь наполнилась дыханием жизни, и Звезда Давида развевается над великой страной, поднявшейся из запустения.

Те из присутствующих, кто служил Америке в военной форме, – наша страна навеки благодарна вам. Мы гордимся вами и благодарны за то, что сегодня здесь присутствуют вместе с нами ветераны Второй Мировой войны, освобождавшие тех, кто выжил в лагерях. Ваши жертвы помогли сохранить свободу во всем мире. (Аплодисменты)
Печально, что в этом году впервые мы отмечаем День памяти без Эли Визеля, великого человека, великой личности. Его отсутствие оставляет незаполненное пространство в наших сердцах, но его дух наполняет этот зал. Это как дух нежного ангела, который пережил ад, и чье мужество до сих пор освещает нам путь во тьме. Хотя история Эли хорошо известна столь многим, она всегда достойна повторения. Он перенес немыслимые ужасы Холокоста. Его мать и сестра погибли в Освенциме. Перед его юными глазами медленно умирал в Бухенвальде его отец. Он пережил бесконечный кошмар убийств и смерти и впечатал в нашу коллективную совесть долг всегда помнить эту длинную темную ночь, чтобы никогда не дать ей повториться.
Находящиеся в этом зале выжившие в Холокосте своими показаниями выполнили священный долг никогда не забывать и навсегда впечатать в память мира нацистский геноцид евреев. Вы были свидетелями зла, и то, что вы видели, не поддается описанию. Многие из вас потеряли все свои семьи, все, что вы любили, всех, кого любили. Вы видели, как матерей и детей вели на массовое убийство. Вы видели голод и пытки. Вы видели организованную попытку уничтожения целого народа - и я должен добавить, великого народа. Вы пережили гетто, концентрационные лагеря и лагеря смерти. И вы выдержали все это, чтобы рассказать. Вы рассказываете об этих кошмарах наяву, потому что, несмотря на огромную боль, вы верите в знаменитую клятву Эли: "Ради мертвых и живых, мы должны оставить свидетельство". И поэтому мы здесь сегодня - чтобы помнить и чтобы свидетельствовать. Чтобы не позволить человечеству забыть, никогда не позволить ему забыть, никогда.
Нацисты убили 6 миллионов евреев. Двое из каждых трех евреев Европы были убиты нацистами. Еще миллионы невинных людей подверглись заключению и были казнены нацистами без жалости, без малейшего признака жалости.
И, тем не менее, находятся сегодня люди, которые хотят забыть прошлое. Хуже того, есть даже такие, кто, будучи переполнены ненавистью, абсолютной ненавистью, хотят стереть Холокост со страниц истории. Отрицатели Холокоста - соучастники этого страшного злодейства. И мы никогда не будем молчать - мы просто не будем - мы никогда, никогда не будем снова молчать перед лицом зла. (Аплодисменты)Collapse )