Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Lissa

Леонид Люкс: "Консервативная революция" в Германии

15 мая 2018 г. в Институте философии РАН на девятнадцатом заседании семинара «Человек в современном научном знании: методологические проблемы междисциплинарности» сектора методологии междисциплинарных исследований человека с докладом «Размышления о возникновении «Консервативной революции» в Германии: время, человек, идеи» выступит Леонид Люкс, профессор Католического университета (Айхштэтт, Германия), научный руководитель Международной лаборатории исследований русско-европейского интеллектуального диалога НИУ ВШЭ (Москва).
Lissa

Рейтинги университетов: ИНСТИТУТ ВАЙЦМАНА, Тарту и МГУ



*ИНСТИТУТ ВАЙЦМАНА в первой десятке престижного международного рейтинга*

*Ежегодный рейтинг CWTS приятно удивил – Институт Вайцмана (Реховот) вошел в первую десятку лучших исследовательских центров мира, обойдя таких гигантов как Йельский университет, Кембридж и Оксфорд. МГУ на 691-м месте.*
Специалисты из Лейденского университета (Голландия) выстраивают рейтинг высших учебных заведений на основе количества и качества научных публикаций в текущем году. Престиж журналов, в которых публикуются научные работы, цитируемость статей, область исследования, соотношение числа научных сотрудников и публикаций – благодаря жестким критериям отбора выйти на первые позиции в Лейденском рейтинге CWTS весьма почетно.
На этой неделе в Лейдене опубликовали список из 750 университетов мира <http://www.leidenranking.com/ranking/2015>. Первые места традиционно занимают частные университеты США – Массачусетский технологический институт, Гарвард, Стэнфорд, Беркли, Принстон и другие. Единственный исследовательский центр, расположенный вне границ США и попавший в первую десятку престижного списка, — израильский Институт Вайцмана, высшее учебное заведение и многопрофильный научно-исследовательский центр. Место в рейтинг CWTS определяется по подсчету среднего балла в пяти областях науки: медицине, биологии/химии, математике/информатике, физике и в гуманитарных/общественных науках. И если в общем рейтинге Институт Вайцмана занимает 10-е место, то в исследованиях в области медицины – 5-е, подтверждая таким образом негласное лидерство израильской медицины в мире.
Безусловно, успеху Института Вайцмана способствовало и то, что в этом учебном заведении дается исключительно пост-дипломное образование – вторая и третья академические степени. Таким образом ученые могут себе позволить уделять большую часть времени своим исследованиям, не отвлекаясь на преподавательские обязанности. Израильские университеты с традиционной структурой «бакалавриат-магистратура-докторат» не вошли и в первую сотню в Лейденском рейтинге: Еврейский университет в Иерусалиме занял 175-е место, Технион – 399-е, Тель-Авивский университет – 466-е, Бар-Илан – 512-е, Бен-Гурион – 540-е.
А вот из стран бывшего СССР в престижный рейтинг вошли лишь три учебных заведения – эстонский Тартуский университет занял 552-е место. И в последней сотне отметились два российских университета: Санкт-Петербургский государственный университет на 674-м месте и Московский государственный университет (691-м).
Lissa

"ЕЩЁ 40 СЕКУНД"

Ира Юдович вчера прислала. Улёт! Особенно про Яншина:

«Сахарова из Академии наук исключали. Позориться никому не хотелось, но — надо... Под страхом кадровых репрессий кворум собрали, куратора из ЦК прислали, и процесс пошел, хотя довольно вяло... Ну очень не хотелось позориться!
И вот какой-то членкор, косясь на закаменевшего лицом куратора, робко заметил, что, мол, оно, конечно... и Сахаров поступил с советским народом нехорошо... но вот незадача: академик — звание пожизненное, и еще не бывало, чтобы академиков исключали... нет прецедента...
На этих словах оживился нобелевский лауреат академик Капица.
— Как нет? — звонко возразил он. — Есть прецедент! И куратор из ЦК КПСС облегченно вздохнул, а Капица закончил:
— В 33-м году из прусской Академии наук Альберта Эйнштейна исключили!
Наступила страшная тишина, и Сахаров советским академиком остался.
______________________________
Еще один голос в защиту Андрея Дмитриевича в те дни из уст «атомного» академика Александрова прозвучал. Какой-то партийный начальник в академических кулуарах заметил про Сахарова:
— Как может он членом Академии быть? Он же давно не работает!
Александров ответил:
— Знаете, у меня есть член, он тоже давно не работает, но я держу его при себе за былые заслуги!».
___________________________
Осуждению Сахарова, между прочим, надлежало быть всенародным, и вместо утренней репетиции во МХАТе открытое партсобрание назначили.
Стоя в трибуне, парторг Ангелина Степанова маралась о решения партии и правительства — коллектив кочумал, пережидая неизбежное. Кто посовестливее, отводил глаза, кто поподлее, лицом подыгрывал, а группа мхатовских «стариков», расположившись в задних рядах, своей жизнью жила, включавшей в себя утреннюю фляжку коньяка. Оттуда оживленный гур-гур доносился, очень обидный для парторга, потому что мараться приятно со всеми заодно, а делать это в одиночку обидно.
И Степанова не выдержала.
— Товарищи! — прервала она собственные ритуальные проклятия в адрес академика. — Что вы там сзади отсиживаетесь? Михаил Михайлович, — ядовито обратилась она персонально к Яншину. — Может быть, вы хотите выступить, сказать что-нибудь? Яншин вздохнул и сказал:
— Хочу.
Встал и пошел к трибунке.
— Минута времени вам! — почуяв недоброе, предупредила Ангелина Степанова.
— Хорошо, — согласился Яншин.
Он вышел, поистине мхатовскую паузу взял, оглядел печально собрание, остановил взгляд на парторге и воскликнул:
— А ты, Ангелина, как была блядь, так и осталась.
И поглядев на часы, сообщил:
— Еще 40 секунд осталось».

Из книги Виктора Шендеровича «Изюм из булки».
Lissa

Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры

"Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры" - это альманах, который позволяет получить всестороннее представление об историческом, политическом и культурном развитии стран Восточной Европы. На мой взгляд, это лучшее издание по теме Восточная Европа вообще. Оно выходит и в бумажном формате, и в виде онлайн-версии. В нём есть архивные материалы и источниковедческие документации по текущей политике, есть эссе и аналитика по всем сферам и рубрикам современности, есть переводы и интервью, рецензии, комментарии и обзоры. Главный редактор издания - проф. Леонид Люкс, Директор Института современной истории Восточной Европы при университете Айхштетт: См. https://www.facebook.com/groups/64657433355/:
"Междисциплинарный русскоязычный академический веб-журнал «Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры» выходит с 2004 г. дважды в год в качестве Интернет-дополнения издаваемого Институтом по изучению Центральной и Восточной Европы г. Айхштетт (Бавария) на немецком языке печатного издания «Forum für osteuropäische Ideen- und Zeitgeschichte» (Форум истории восточноевропейских идей и современности).

Инфо-страница "Форума":

Журнал, издание которого мы начали в 2004 году, тесно связан с выходящим с 1997 года журналом „Forum für osteuropäische Ideen- und Zeitgeschichte“. «Форум», издаваемый кафедрой Новейшей истории Центральной и Восточной Европы Католического Университета г. Айхштетт (ФРГ) совместно с Институтом Восточноевропейских исследований, занимается в первую очередь научным анализом коммунистического прошлого восточноевропейских стран. Учитывая огромное количество документов, в последнее время ставших доступными для исследователей, можно сказать, что такой анализ – дело многих десятилетий. Наш журнал стремится внести в него свой, пусть небольшой, вклад.

«Форум» задуман как своего рода мост – причем во многих смыслах сразу. Он в равной мере открыт как для западных, так и для восточноевропейских ученых и надеется таким образом поспособствовать преодолению во многом все еще существующей противоположности между Востоком и Западом. Публикуя статьи восточноевропейских ученых, мы стремимся облегчить западному читателю знакомство с научными дискуссиями, идущими в настоящее время на востоке Европы. Вместе с тем «Форум» предоставляет восточноевропейским ученым возможность более активно включиться в западноевропейские дебаты на такие темы, как «коммунизм», «тоталитаризм» и т.д. От наших западных авторов мы, с другой стороны, ожидаем исчерпывающего изложения состояния западных дискуссий на релевантные для «Форума» темы.

«Форум» задуман, однако, не только как мост между Востоком и Западом, но и как мост между различными дисциплинами. Научный анализ новейшей истории бывших коммунистических государств тесно связан с дискуссией об особенностях исторического и культурного развития как Восточной Европы в целом, так и отдельных восточноевропейских стран. Наряду с историками в этой дискуссии принимают участие философы, политологи, правоведы, экономисты и т.д. На обсуждаемые при этом вопросы не дает исчерпывающего ответа ни одна из этих дисциплин в отрыве от прочих. Не в последнюю очередь поэтому в «Форуме» выступают представители всех вышеназванных наук".

См. также: http://www.linkedin.com/groups?gid=1799074
Lissa

Египтология от Ирины Юдович (не смешно, но интересно)

1982 год. В канадском городе Торонто проходит конгресс египтологов, собравший всех специалистов в этой области знаний. Мирное течение конгресса взрывает сенсационный доклад французского химика, профессора Бернского университета Иосифа (Джозефа) Давидовича: в результате химического анализа образцов с пирамид Хеопса и Тети было обнаружено, что они вне всякого сомнения изготовлены из искусственного камня, а не являются фрагментами естественной породы, так как содержат химические элементы, не встречающиеся в природных образованиях. Попросту говоря, это бетон.
Первоначальный шок египтологов сменился единодушным мнением: "Этого не может быть, потому что не может быть никогда!". А значит, можно сделать вид, что ничего не видели и ничего не слышали. А вот египетские власти точно все услышали. Давидович в 1984 году обратился к ним с просьбой разрешить исследования на месте с целью доказать искусственность материалов, из которых выполнены сфинкс и другие сооружения и монументы. Ему было отказано. Причину выставили следующую: "Ваша гипотеза представляет лишь личную точку зрения, которая не соответствует археологическим и геологическим фактам".

"ЕГИПЕТСКАЯ ЛАПША"
Безусловно, коронным номером египетского туризма являются пирамиды. А пирамида Хеопса — одно из семи чудес света и единственное из них сохранившееся — сверкающим бриллиантом в этой короне. Что же говорит официальная египтология о строительстве самой знаменитой пирамиды?

Известно, что пирамида Хеопса построена 4,5 тысячи лет назад. Велось строительство на протяжении 20 лет силами 20 тысяч работников (в некоторых источниках численность работавших достигает 100 тысяч). За это время в тело пирамиды уложено 2,5 миллиона каменных блоков весом от 2,5 до 15 тонн, но были блоки и по 80, и по 150 и даже 500 тонн. Причем подгонка блоков друг к другу настолько точна, что недостижима даже сегодня при существующем уровне развития строительной техники.

Уже только эти данные рождают огромное количество вопросов. Во-первых, путем нехитрых арифметических действий получается, что каждые пять минут в тело пирамиды укладывался один блок. И это днем и ночью, без перерывов на обед, сон, пережидание непогоды... И так в течение 20 лет. Как такое возможно и возможно ли вообще? Спросите у строителей олимпийских объектов в Сочи. Может быть, они знают ответ?

Далее: считают, будто тысячи и тысячи рабов трудились в каменоломнях, вырубая огромные каменные блоки. Но специалистам хорошо известно, что выход товарного камня из каменоломен составляет приблизительно 20%, а остальное идет в отвал, это брак. Причем чем крупнее блоки, тем меньше процент готовой продукции на выходе. А это значит, что где-то должны находиться горы отходов, которые по объему составляют по крайней мере 4 пирамиды Хеопса. Вот только нигде на территории Египта нет даже значительно меньших отходов. Так откуда же брались каменные блоки для пирамиды?

Кстати, а как огромные каменные блоки доставлялись от каменоломен? Современные специалисты подсчитали, что только для перевозки всех каменных блоков с использованием передовой на сегодняшний день техники понадобилось бы... 79 лет. А египтяне спокойно на примитивных "санях" тянули многотонные блоки к месту строительства, а затем поднимали их на высоту пирамиды якобы при помощи хитроумных подъемных машин или при помощи каких-то гигантских наклонных насыпей из песка. При этом за 20 лет умудрились не только перевезти, но и уложить все блоки в пирамиду. Ай да молодцы!

НА ВОЛОСОК ОТ ИСТИНЫ
Продолжая исследования образцов египетских пирамид, Давидович обнаруживал все больше и больше доказательств искусственности материалов, из которых состоят блоки пирамид. Так, практически на поверхности одного из образцов он обнаружил волосок. Исследования в трех различных лабораториях показали, что "маленький жгутик из трех органических волокон, скорее всего, волос". Но присутствие волос в природном известняке исключено. Известняк формировался около 50 миллионов лет тому назад, на дне океана, а потому наличие органических остатков в нем исключено по определению. Внутри камня волос мог оказаться лишь в одном случае: если при замешивании раствора он упал в смесь с головы или руки рабочего.

При исследовании пирамид при помощи рентгеновских лучей были выявлены признаки химической реакции. Как сообщает французский научный журнал "Наука и жизнь", различие между камнями в пирамидах и камнями в карьерах было существенным. Французский ученый профессор Дрексель утверждает, что камни, используемые при строительстве египетских пирамид, на самом деле синтетические и во время строительства их отливали подобно бетону.
Как обнаружил Давидович, важным составным компонентом каменных блоков пирамид была окись алюминия, содержащаяся в большом количестве в иле реки Нил. Это еще одно подтверждение того факта, что блоки пирамид отливались подобно бетону, причем одним из компонентов был нильский ил, а для затворения сухой смеси использовалась вода Нила.
Давидович продолжал исследования, результатом его поисков стала надпись на стеле периода III династии. Расшифрованные иероглифы содержали рецепт приготовления древнего бетона. Он выявил 13 компонентов древнеегипетского рецепта, запатентовал "новый старый" бетон и начал его коммерческое производство. Проведенные исследования позволили Давидовичу основать новую отрасль прикладной химии, названную геополимеризацией. В результате геополимеризации создается бетон, практически неотличимый от некоторых натуральных каменных пород. Самое главное преимущество этих искусственных материалов состоит в том, что для их производства не требуется ни высоких температур, ни высоких давлений, ни вмешательства потусторонних сил. Только многолетние наблюдения и опыты, что и сделали трудолюбивые египтяне. Геополимерный бетон быстро садится при комнатной температуре и превращается в красивый искусственный камень. Во французском Институте геополимеров (Geopolymer Institute) и сейчас ведутся исследования по разработке новых составов геополимерных бетонов.
Вполне справедлив вопрос: неужели за все время наблюдений никто так и не понял, что пирамиды выполнены из искусственного материала? Предоставим слово самому Давидовичу. Он пишет: "Любая горная порода может быть в измельченном виде использована, и получающийся из нее геополимерный бетон практически неотличим от естественного камня. Геологи, незнакомые с возможностями геополимеризации... принимают геополимерный бетон за естественный камень..."
Наш соотечественник — знаменитый путешественник Виталий Сундаков — считает, что древние египтяне готовили бетон таким образом: растирали известняк до состояния пудры (недаром при раскопках в лагере ремесленников нашли жернова, которые, как видно, и применяли для размола камня). В качестве связующего вещества использовали речной ил. Затем измельченная каменная порода смешивалась с тщательно высушенной и растертой мягкой породой (известняком) и водой, в результате чего получался раствор с натуральным заполнителем, который заливали в деревянную опалубку. Таким образом поэтапно, шаг за шагом, отливались огромные глыбы правильной формы.
Итак, состав древнеегипетского бетона Сундаков считает следующим: известняковый щебень с добавлением 5% известняковой же пудры и 5% речного ила. В рецептуре Давидовича компонентов побольше. Но в любом случае признание факта использования древними египтянами геополимерного бетона дает ответы на многие вопросы, ставящие в тупик египтологов.

ЗАГАДКИ И РАЗГАДКИ
Теперь понятно, почему блоки пирамид не покрыты трещинами? Хорошо известно, что любой естественный известняк, будучи осадочной породой, имеет слоистую структуру. Поэтому со временем в нем неизбежно появляются естественные трещины, идущие вдоль слоев. А вот бетон, будучи однородным, аморфным материалом (поскольку был размолот и перемешан), трещин не образует. Как это и наблюдается в египетских пирамидах.
Также становится понятным отсутствие так называемого загара на поверхности блоков пирамид. Такой "загар" образуется со временем на открытой поверхности любого естественного камня. Поверхность камня темнеет из-за того, что на нее выходят изнутри различные химические элементы. Это связано с кристаллической структурой естественного камня. А на бетоне "загар" почти не образуется. Поскольку кристаллическая структура в нем разрушена при измельчении породы в порошок.
Прекрасно объясняется и еще одна "поразительная загадка пирамид" — уникально точная подгонка блоков друг к другу так, что невозможно в шов просунуть лезвие ножа. Просто строители пирамид специально разделяли соседние блоки, чтобы они не прилипали друг к другу. Перед тем как отливать новый блок, они покрывали поверхность прежних блоков тонким слоем раствора извести, чтобы предотвратить прилипание. Это было сделано грамотно, поскольку иначе пирамида превратилась бы в единый огромный бетонный монолит, без швов. Такое колоссальное сооружение неизбежно вскоре лопнуло бы под воздействием внутренних напряжений. А также под влиянием постоянных и очень значительных перепадов температуры в этом месте Египта. Избежать внутренних напряжений можно было, лишь сложив пирамиду из отдельных бетонных блоков. Так, чтобы она могла "дышать", снимая возникающее напряжение.
Именно использование геополимерного бетона в Египте позволило сохранить до наших дней такое большое количество разнообразных объектов. По отработанной технологии создавались храмовые комплексы, статуи и скульптуры, саркофаги и сосуды-амфоры, а также многие-многие другие объекты, сооружения и изделия. Естественно, в каждом случае строители подбирали специальный искусственный камень. В одних случаях делали искусственный известняк, в других — искусственный гранит, искусственный базальт или искусственный диорит.
Алексей Максимов
Lissa

ИА REX: Почему людей все меньше интересуют достижения науки?

ИА REX: Почему людей все меньше интересуют достижения науки?

Лариса Бельцер-Лисюткина, культуролог, кандидат философских наук (Германия):

После двух мировых войн в ХХ-м веке авторитет науки если и не упал, то существенно изменился. В 19-м веке люди жили с наивной надеждой, что прогресс науки и основанных на ней технологий автоматически сделают мир счастливым и гармоничным. Цель и смысл для общества многие (в том числе и вульгарные марксисты) видели в том, чтобы как можно интенсивнее развивать науку. Во второй половине ХХ-го века уже стало ясно, что это не так. Опыт показал, что технологии не приводят автоматически к решению экзистенциальных проблем. К тому же изменилась и сама наука как институт: она массовизировалась, рутинизировалась, лишилась своего харизматического ореола, учёные стали обычными клерками, их материальный уровень даже близко несравним с тем, сколько зарабатывают необразованные люди, имеющие собственный бизнес. Производство нового знания сейчас поставлено на конвейер. За счёт массовизации наука утратила свои прежние обозримые контуры. Сегодня её передний фронт — это неровная, ломаная линия, с выступами и провалами. Объём исследований настолько возрос, что отвечать на все вызовы наука уже не в состоянии. Приходится выбирать, какие направления развивать, а какие консервировать.

Самое же большое разочарование состоит в том, что все поняли: сама наука не производит смыслов, смыслы вырабатываются и привносятся людьми, иногда находящимися на диаметрально противоположном от науки полюсе. Особенно это заметно в социальных науках. Знания об обществе с одной стороны и его социальные идеалы с другой зачастую вырабатываются с противоположных позиций и адресованы разным слоям и социальным группам.

Целиком интервью см. (http://www.iarex.ru/interviews/34461.html)
Lissa

Памяти Саши Хлопина.



От года к году растут человеческие потери. Как будто сорвалась лавина, и когорту спутников по жизни, моё поколение, стремительно уносит в небытие. За последние 5 лет ушли Миша Рошаль, Алексей Салмин, Вадим Цимбурский, Андрей Полетаев, Марк Лапицкий, Марк Шкундин, Гена Мазурин, Виталий Вульф, Игорь Кон, Галя Чаликова. А вчера ночью — Саша Хлопин. Это те, о ком я знаю. Каждый раз перехватывает горло и темнеет перед глазами. Не спрашивай, по ком звонит колокол, он всегда звонит по тебе. Но почему, в угоду статистике, это сплошь мужчины, которым либо только под 60, либо слегка за 60? А есть и вопиющие уходы — у подруги в Праге умер сын, 30-летний. Сердце.

12 октября на почту упало письмо от Серёжи, моего бывшего начальника в ИМРД, заведующего сектором новых социальных движений: «С глубоким прискорбием сообщаю, что этой ночью от нас ушел Александр Дмитриевич Хлопин“. Значит, ещё одна потеря. В этой жизни я его больше не увижу. Я точно знаю, когда и где мы с ним познакомились: 1 сентября 1964 года. В очереди первокурсников на запись в Горьковку, университетскую библиотеку гуманитарных факультетов МГУ. Мы стояли очень долго, разговаривали, и Саша в какой-то момент пожаловался, что он больше не выдержит, болит спина. В 17 лет я ещё ни разу не сталкивалась с жалобами на здоровье от ровесников. Мне показалось, что он побледнел, стало страшно, что он потеряет сознание. Но ничего такого, славатегосподи, не произошло.

Саша выделялся на фоне других однокурсников своим, если можно так сказать, «стилем ретро». Он был в 17 лет уже заточен под академическую деятельность, было ясно: это будущий учёный. Так же ясно было и то, что Саша не станет заниматься новой и новейшей историей, его интересы будут более классическими, он станет специалистом по античности, Средневековью или по Древнему Востоку. Саша был одет просто, но стильно. Я помню, как непринуждённо и изящно он носил уютные вязаные кофты, шарфы и единственный на всём курсе курил трубку. Уже школьником он знал латынь, французский и английский. На истфаке выучил испанский. Занимался действительно античностью. Когда мы с ним вновь встретились в ИМРД, он был в секторе Олега Яницкого и работал над темой экология и окружающая среда в картине мира античных философов. За точность формулировки не ручаюсь, но смысл именно такой.

В ИМРД оказалось много моих бывших однокурсников: кроме Саши, Зельма Грунд, Сергей Михайлов, Дима Кухарчук, Гена Мазурин, Наташа Мыларщикова, Наташа Шиманская, Галя Софронова и ещё две Наташи (увы, уже не могу вспомнить их фамилии). Благодаря им я себя чувствовала на работе как дома, как будто моя нить судьбы не прервалась после окончания универа, а протянулась напрямик в ИМРД. Было ли и Саше так же хорошо на этом свете, как мне? Наверно нет, мы с ним очень разные, да и не знал никто толком, что происходит у него дома, в личной жизни. Мне кажется, что он был очень одинок. В студенческие годы он жил с мамой и с тётей. Или бабушкой. У него не было таких явных романов, как у нас, грешных. Если он с кем-то и встречался, то незаметно для окружающих. Только однажды у него появилась подруга, которую он называл женой, и он преобразился — стал жизнерадостным, весёлым, постоянно шутил и смеялся. Но потом эти отношения сошли на нет, он опять был один.

У нас у всех советская жизнь вызывала аллергию и непереносимость. Но Саша на хамство, враньё и властное насилие реагировал особенно болезненно. У нас с ним было общим то, что мы, защитив кандидатские, не вступили в партию. А стало быть, сознательно ограничили свою карьеру теми рамками, которые были предусмотрены советской системой для беспартийных «попутчиков». Не могу сказать, чтобы я от этого страдала, для меня гораздо важнее любой карьеры было то, что коллеги по работе ко мне хорошо относились, а сама работа была интересной, творческой и со свободным расписанием. Благодаря последнему обстоятельству ничто не мешало нам подрабатывать публикациями, переводами, лекциями. Страдал ли от этого «партийного капкана» Саша? Надеюсь, что тоже не очень. Но его жутко раздражала несправедливость и абсурдность всей системы, её развращённость и безнравственность. Страшнее всего для Саши было кондовое советское хамство. Тут он был совершенно беззащитен. И если я могла на выходки советских буфетчиц прореагировать со смехом, типа «Иди в жопу, дура непаханная», то Саша по-настоящему страдал. Пытаясь поставить хамов на место, он только обнажал свою незащищённость. Его язык общения был нестандартным, как и его одежда. Он тоже был немного ретровый, немного не от мира сего, как у булгаковского профессора Преображенского, доживи он до наших дней.

Вместе с Сашей мы написали для одного из первых номеров журнала «Человек» статью о неформальных социальных движениях и инициативах эпохи перестройки, участвовали в трёх или четырёх плановых коллективных монографиях, ездили в командировки в Брюссель и в пис-круиз по Днепру. Мы были спорщиками и собеседниками, не скажу чтобы близкими друзьями, но людьми, которые всю сознательную жизнь прошли бок о бок, понимали и симпатизировали друг другу, досконально знали друг друга и безусловно и безгранично друг другу доверяли. Саша немного не дожил до 50-летия нашего знакомства. От его ухода такое чувство, как будто похолодало и потемнело за окном.

З.Ы. Прилагаю некролог с сайта Института социологии РАН, http://isras.ru/index.php?page_id=1606
Александр Дмитриевич Хлопин (1946-2011)

В возрасте 65 лет ушел из жизни Александр Дмитриевич Хлопин, кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник отдела сравнительных политических исследований Центра политологии и политической социологии Института социологии РАН.

А.Д. Хлопин пришел в науку после окончания исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и более 40 лет проработал в системе Академии наук, сначала в Институте международного рабочего движения, а последние годы – в Институте социологии РАН. В 1979 г. под руководством Ю.Н. Давыдова защитил кандидатскую диссертацию в Институте социологических исследований АН СССР.

Выдающийся знаток современной социологической теории, переводчик Э.Гидденса и Л.Тевено, А.Д. Хлопин в последние годы специализировался в области политико-социологических исследований перемен в макро- и микроструктурах повседневности как средах ценностных изменений и модификации политической культуры.

Автор оригинальной концепции кликовой организации российского социума, положенной в основу интерпретации и обобщений социологического материала в нескольких исследовательских проектах. Разработанный им когнитивный подход к деформализации правил открыл перспективу фундаментального изучения проблем политического участия и политической трансформации России.

Аристократ по рождению и воспитанию, Александр Дмитриевич выделялся в среде коллег не только масштабным и оригинальным социологическим воображением, но стилем поведения и общения с людьми, особым человеческим обаянием и значительностью.

Скорбим и помним!

С.Г. Айвазова, Г.Л. Кертман, Л.Я. Машезерская,
О.А. Мирясова, Т.В. Павлова, С.В. Патрушев,
Н.Д. Фатеева, Л.Е. Филиппова, Г.А. Цысина
Lissa

Архивные радости: мой Самюэль Хантингтон

http://ecocrisis.wordpress.com/miscellanea/clash-civilization/ - первая публикация статьи покойного Сэмюэля Хантингтона "Столкновение цивилизаций" (1993) на русском языке в журнале ПОЛИС. Журнал издавался в моём Институте сравнительных политических исследований, бывшем ИМРД. О нём (об ИМРД) Александр Архангельский снял 8-частёвый фильм "Отдел", и я его всем рекомендую - ИМРД был уникальным феноменом, выразительным социальным текстом, частью мировых эмансипационных процессов 60-х гг, но так и не понятым, не разгаданным до конца.

В разговоре с юзером Vrubel Dmitry на ФБ мы только что случайно вырулили на тему статьи "Столкновение цивилизаций" С. Хантингтона. Статья известна намного больше, чем появившаяся на волне её успеха одноимённая книга. Книга представляет собой разжиженный вариант статьи, её коммерциализацию и популяризацию. А статья по праву занимает верхнюю строку в списке научных бестселлеров второй половины ХХ-го века. Для меня лично в этом же списке западных статей-бестселлеров стоят "Кухарка и людоед" Андрэ Глюксмана, "Конец истории" Фрэнсиса Фукуямы и "Cyber Manifesto" Доны Харавей. Я их оцениваю не только по содержанию, хотя все они вывели международные научные дискурсы на новые рубежи, создали новые языки описания и новые вИдений реальности. Для меня это научные тексты, в которых стиль изложения отвечает самым высоким литературным критериям. В них присутствует яркая образность, "сексапильность" самой интриги проникновения в чужую мысль, продвижения на пути научного познания. Они - антиподы тех "текстов-монстров", которые сотворяют наши перепуганные постмодернистским терминологическим шквалом с Запада соотечественники, переходящие в конечном счёте на фальцет и срывающие свой научный голос. В западных оригиналах вся терминология уместна, органична и не доминирует дуктус изложения. На примере перечисленных моих любимцев это можно хорошо прочувствовать.

В 1993 году я работала в Лондоне на ВВС. Сначала Александр Кловер принёс мне журнал Forein Affairs со статьей Хантингтона и предложил с ней ознакомиться, потом мы с ним вместе (и, кажется, ещё с Пятигорским) сделали по этой статье передачу, и я для неё перевела большие куски текста. После передачи я связалась с редакцией журнала ПОЛИС, и "Столкновение цивилизаций" тут же напечатали целиком в моём переводе, почти без правок. К сожалению, в ПОЛИСе тогда почему-то было не принято указывать имена переводчиков. Потом они исправились. Но мой перевод 1993 года, который мне и сегодня кажется нормально читабельным и очень тщательным, вышел безымянным. В таком же виде он висит сейчас в сети, и я его воспринимаю как не мой, как будто это не я сделала.
Lissa

Heritage - что делать?

Весна: двери балкона настежь, все окна срочно должны быть беспощадно вымыты, ибо любое пятнышко и любая пыль начинают превращаться в навязчивые фигуры, заселяющие и без того небольшое личное пространство. Но более всего моему пространству угрожают книги. Они расползлись с полок на пол, на столы (включая обеденные) и на тумбочки. Они послелились в кладовке и на антресолях. Их колонии обитают на чердаке и в моём не очень кошерном подвале. Что с этим делать?

Я хочу жить в минималистки обставленной квартире, в комнатах с белым лепным потолком, с видом на надежду и с верою в любовь. Из-за любви к пустоте и белизне я даже не покупаю второй шкаф, чтобы спрятать в него размахрившиеся кружева, меха, кашемир и коттон. Это всё на меня наступает! Я хочу жить в своей квартире, а не ютиться меж всех этих прошенных и непрошенных пришельцев. Что делать?

Решила начать с двух метровых полок, на которых нетронутые со времён моего Великого Анабазиса журналы бурного времени, когда казалось, что вот и пали наши тяжкие оковы. За этими журналами люди стояли в очередях, их обсуждали и изучали, а авторы становились звёздами тогдашней жизни. Журналы называются "Вопросы философии", "ПОЛИС" (издавался в моём Институте), THESIS (Ира Савельева и Андрей Полетаев), "Новый мир", "Дружба народов", маленький "Век ХХ и мир", в редакции которого в 80-х работал Глеб Павловский, "Общественные науки". Решила всё скопом вынести в бумажные мусорные баки. Ибо кому они теперь нужны, эти сенсации сорока-, тридцати- и двадцатилетней давности? Уже сняла их с полок, уже приготовила пластиковые мешки, но всё же заглянула в те номера, что лежали сверху. Оказалось, что в каждом журнале - мои статьи. Я забыла о них напрочь. Читаю тексты, и они для меня как новые. Неужели это я писала? Читаю с интересом, и даже согласна сама с собой 30/20-летней давности.

Но что же делать со всей макулатурой??? Оказалось, что я вывезла в Германию свой архив, а не просто журналы "того" времени. Теперь вопрос ребром: нужен ли мне этот архив? Если я все 17 лет жизни в Германии в него ни разу не заглянула, а потом начисто забыла, что это мое наследие, а не просто старые журналы. Над этими двумя советскими полками почти две полные полки с немецкими авторскими экземплярами, но это-то я помню и использую в своей немецкой научной жизни. Ссылаюсь на себя, цитирую, указываю в CV в списке публикаций. А всё русское никак не "сшивается" с этим новым, немецким продуктом. Которому тоже уже без малого 20 лет.

Рядом с моим домом находится прекрасный маленький антиквариат. Его владелец, г-н Тан, специализируется на старинных картах. Торгует в основном через Интернет, в магазинчике он только три раза в неделю по полдня. Я отнесу ему своё собрание немецкой поэзии. Небольшие изящные томики in quarto, обложки стиля Либерти. Они очень красивы, но их трудно читать из-за готического шрифта в совсем уж безумных завитках. Все эти тексты есть у меня и в других изданиях, "не золотые, а простые". А старые русские книги 70-х гг., в основном научные, уже прочитанные и уже ни на что не годные, сдам в какую-нибудь публичную библиотеку.
Lissa

Вопрос к читателям: PostColonial Studies

Дорогие друзья и гости журнала!

В связи с предыдущим постом и развернувшейся дискуссией у меня к вам вопрос: преподаётся ли в вузах РВ предмет под названием Постколониальные исследования? Есть ли учебники по этому предмету? Есть ли специалисты, которые им профессионально занимаются?
________________________________________________________________

UPD: Есть только одна ссылка на Яндексе, на Европейский ун-т в ЛИТВЕ!!!:

Содержание предмета:
Постколониальные исследования – академическое направление, возникшее в 1980-е гг. на пограничьи западной академии и не-западного мира в концептуальном пространстве новой гуманистики. На сегодня постколониальные исследования – один из основных критических дискурсов современности, который не просто потеснил новейшие критические теории, но и стал серьезным вызовом традиционным дисциплинарностям, критикуя их за евроцентризм, эссенциализм и т. д. Язык социальной и политической философии испытал значительное влияние постколониальной теории.

Программа курса включает следующие темы:

1. Предметная область постколониальной теории. Геокультурная локализация. По-стколониальный проект.

2. Восточноевропейское пограничье в перспективе постколониальной теории.

3. Постколониальная теория: зоны дискурсов. Колониализм как идеологическая и дискурсивная формация.

4. Постколониальная теория: зоны событий. Э. Саид и ориентализация: власть, знание и идентичность.

5. Гоми Бхабха: гибридность, мимикрия, пространство-между (space in-between), лиминальность.

6. Гайатри Спивак: угнетенный, стратегический эссенциализм и пространство для иного.

7. Вальтер Миньола: мышление пограничья.

8. Ирландские постколониальные исследования: внутренний колониализм, креолизация, миноритарные культуры.

9. Восточноевропейкие исследования (исследования национализма) в перспективе постколониальной теории.

10. Колониальные, антиколониальные и постколониальные стратегии. Постколони-альная парадигма.

Требования к слушателям: Студенты должны прослушать следующие курсы: введение в современную социальную теорию; введение в социально-критическую теорию; страте-гии постметафизического мышления в современной философии.
http://www.ehu.lt/studies/bachelor/catalogue/social_and_political_philosophy/0005324/