Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Lissa

УДАЛЕННОЕ ВИДЕО ОТ LifeNews с места крушения малайзийского "Боинга-777"

Самое мерзкое - что банда убийц сейчас пинает ногами тела погибших подростков, вычищает их карманы, радуется трофейным долларам, мобилам, уцелевшим чемоданам. Убийцы будут примерять на себя вещи убитых, кому-то власти будут на украденные рубашки вешать свои гнусные ордена. Герои России же!

Родители, родственники, друзья погибших, простите нас.
Как бы мы к этому ни относились, мы родом оттуда, и на нас осталась пыль и грязь из этого ада

Lissa

Лайнер пробежал как по судьбе: «Аэрофлот» вынудил гея-бортпроводника жениться ...

Не верится, конечно, что это правда. Но если да - то придётся разослать по всем международным пресс-агентствам и организовать пикеты перед офисом Аэрофлота в Берлине

Оригинал взят у asaratov в «Аэрофлот» вынудил гея-бортпроводника жениться ...
Руководство компании «Аэрофлот» поставило условие перед 25-летним бортпроводником Максимом Купреевым: либо он вступает в гетеросексуальный брак, либо увольняется из компании. Максим Купреев является геем, он также планировал создать группу защиты прав работников «Аэрофолота» с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

Как сообщает Tour Expi, боясь потерять работу, Купреев женился на своей школьной подруге, которой «Аэрофлот» пообещал всевозможные льготы на услуги компании, включая пожизненную 10% скидку на все регулярные рейсы авиакомпании.

Российские активисты движения геев и лесбиянок жестко отреагировали на действие компании, призвав общественность бойкотировать Аэрофлот, а также исключить компанию из союза «Sky Team», в который также входят Air France и Delta Airlines.
©



  • Current Music
    По аэродрому, По аэродрому, Лайнер пробежал как по судьбе...
  • Tags
Lissa

Аэропорт и скотобойня: ареалы духовки/нетленки/культурки

Вчера день длился дольше века. Освоили с гостями, Юлей и Русланом Тарковскими, часть моего района, а потом и немного Центра. Погода благодатная. Люди сидят в кафешках как летом. В Доме Литераторов не было ни одного свободного столика. Пришлось засесть в дорогом и массовом Берлинер Киндле на углу Ку'Дамм и Йоханнесштрассе. А потом мы с Валико отправились на фестиваль галерей в Темпельхофе.

Темпельхоф — это исторический аэропорт, он прославился тем, что здесь приземлялись американские самолёты, снабжавшие продовольствием Западный Берлин во время блокады 1948 года, устроенной Сов. Союзом. Американцы, только что бывшие в составе антигитлеровской коалиции вместе со Сталиным, теперь пришли на помощь немецкому народу, не дав берлинцам погибнуть с голоду. Теперь американские самолёты в Берлине называли Rosinen-Bomber (изюмные бомбардировщики), потому что пилоты сбрасывали на город пакеты со сладостями для детей. Темпельхоф — это огромное сооружение: гранитные квадратные колонны, подковообразный контур, окружённый по периметру портиком. Осенью 2007 года мне вернули здесь, в городском Бюро находок справа от главного входа, потерянный кошелёк со всем его содержимым: 235 евро и 07 центов.

Когда произошло объединение Германии и, соответственно, двух Берлинов, стало очевидным, что Темпельхоф придётся закрыть. Как и Тегель, который тоже расположен в черте города. Народ поднялся на баррикады. Борьба за Темпельхоф шла отчаянная, собирали подписи, пробили референдум, но чуть-чуть не хватило голосов. Я голосовала за сохранение аэропорта. Но если бы это так и случилось, то не была бы я вчера на огромной выставке молодёжного современного искусства, расположившейся в ангаре № 2. Она проводится в рамках Фестиваля искусств, буквально оккупировавшего город. Его филиалы — во всех самых крутых выставочных комплексах. Сегодня еду на Арт-Салон, где выставлены В. Тимофеева и Д. Врубель с проектом «Мастерская художника», который уже привлёк внимание арт-критиков и стал темой одобрительных комментариев в ведущих берлинских газетах. Арт-Салон расположился в цехах бывшей скотобойни на Ландсберг-Аллее. Мессе Норд и Культурбрауэрай тоже заняты экспозициями фестиваля искусств.

Мы с Валико провели на молодёжке часа 4. Хорошо, что успели перед заходом изрядно пообедать в индийском ресторане на Мерингдамм, который мы облюбовали с Никой Дубровской и с Филином. Меня там узнал кельнер и предложил сесть за тот стол, за которым мы обычно сидели. Еда — афигительная! Индусы лучше чем китайцы. После еды такой приток энергии, что можно батарейки заряжать. Так и пробегали все 4 часа по экспозиции, представленной 50-ю галереями!

В общем и в целом выставка отражает кризисное состояние умов. Молодые, вступающие в творческую жизнь художники демонстрируют развал, разложение, искажённые генными манипуляциями тела, деформированные катаклизмами ландшафты, разрушенные городские кварталы. Очень, ну просто очень много работ используют порно-эстетику. Утомительные, унылые сиськи-письки во всех мыслимых комбинациях развешаны по стенам как обои и не в состоянии привлечь уже ничьего заинтересованного взгляда: «Это для Тёмы Лебедева...»

В связи с делом Олега Мавромати/Авдея Тер-Оганьяна бросились в глаза немногочисленные иисусоведческие работы, в которых авторы размышляют о месте и о роли Иисуса Христа в современном мире:



Lissa

Принц Гамлет, компьютер и аэропорт

Сегодня меня зафрендила молодая художница semper_victoria. Я зашла в её дневник и обнаружила много интересных работ, в основном фотокомпозиций. Иногда это, позволю так выразиться, концепт-арт, а есть и отличные деко-работы. Художница владеет широкой стилистической и цветовой палитрой.

Мне понравилась её композиция "Слова". Перемежаясь с пунктирной рамкой, по дисплею сверху вниз скользит сплошной текст словословослово. Первая ассоциация - принц Гамлет с его знаменитым: "Слова, слова, слова...". Сразу вслед за Гамлетом - яркое воспоминание о неизвестно какой выставке: то ли Раушенберга, то ли Дмитрия Пригова. Точно помню: выставка была в Москве, в нач. 90-х (?). На ней был объект-ронда. По внешней окружности ронды были непрерывной строкой рамочно-декоративно вработаны слова тьматьматьматьма. Закольцованные, они читались двояко: как "мать" и как "тьма".
Но вслед затем ассоциации перескакивают на компьютерную программу Word. Тем более что поток текста в рамке в точности соответствует картинке монитора, по которой мы скроллим наши тексты. И если бы нужно было дать их метаописание, то ничего лучше композиции semper_victoria и быть не может, имхо. И, наконец, эта (весёлая) чёрно-белая картинка - обощённое графическое изображение письменного языка. Интересно, а может композитор или перкуссист так же обобщённо изобразить звуковой язык?

А что же рамки? Они же пустые?
О! А вот это классно. Это же "промежуток малый", чтобы что-то сказать и быть услышанным/ прочитанным. "Быть может, это место для меня?"

З.Ы. Сейчас взглянула на картинку, и вспомнила, что срочно надо заказать билеты на самолёт - бегущие "слова" визуально напоминают доски объявлений в аэропортах...


Ich

One night stay in New York-3

Продолжение истории.

Эх, времечко, неумолимый Хронос, пожирающий своих детей. Не успела даже дописать о приезде, всё недосуг было из-за тяжкого Труда Туриста. За плечами неделя на Манхэттене, развиртуализация с Никой Дубровской, полёты во сне и наяву над небоскрёбами и ущельями меж ними, хотлайн и невстреча с Мишей и Симой Габовичами в Принстоне, на другом берегу Гудзона, штат Нью Джерси. И вот на носу уже автобус на Ниагару и в Торонто – завтра в полседьмого утра. А там и чемодан-аэропорт-Дельта-Нью-Йорк-Берлин-Тегель-зал прилёта 3 октября в 10 утра по расписанию. Куда канули месяц и один день?

Тогда хотя бы допишу про приключения прибытия. Прервалась моя повесть на том, что мне светила жесткая ночёвка на Терминале 2 в аэропорту DFK, Нью-Йорк. Но жизнь оказалась сложнее и прекраснее. Дщери разных народов за стойкой авиакампании Дельлта сосредоточили на мне всё своё внимание. Как-то потихоньку, почти шёпотом, они хором хренячили по клавишам своих служебных компов, пытаясь разыскать телефон моей сестры в Монреале. Оперный злодей-начальник, в балетном пролёте вдоль стойки, пропел какую-то реплику насчёт защиты прайвиси в Канаде и того, что коллеги на работе груши обивают... Дамская компьютерная Артель не удостоила его даже взглядом, и вскоре одна из участниц розыска назвала мне полный номер сестры, из которого в моей голове были лишь обломки: 487, 0 и 9. Ура! Я благодарила и кланялась как китайский болванчик. Номер мне записали на листике, и показали пальцем, где автоматы. С этим листиком я пошла прямиком к официанткам из стейкерии и объяснила им, как дорого мне обошлось чревоугодие в их чертоге. Распорядительница зала и кельнерша темпераментно завращали глазами и подняли крик на весь терминал. Разменять мне стольник баксов они, тем не менее, не смогли – только что сдали выручку и запломбировали кассу. Одна из крутобёдрых встала посреди зала и стала пронзительно вопить: «Хуан-Педррро! Хуан-Педррро!» – «Ке!» – отозвался незримый Х.-П. Прямо как в моей ранней юности, когда я только-только поступила в МГУ и поселилась в общаге на Ломоносовском проспекте 31, где были две кухни и два сортира на этаж, и полуголая кубинка в цветных бигудях, готовя ацкую смесь на сковородке, вела светскую беседу с подругой, сидящей в сортире на другом конце коридора: «Тереса!», а та откликалась: «Ке!» Прошло всего лишь 43 года, и вот те дежавю: я опять со слезами умиления слышу знакомые звуки смолкнувшей страстной латинской речи...

Как только незримый Хуан-Педррро отозвался, крутобёдрая Кармен, не убавляя громкости и страстно жестикулируя, принялась транслировать в его сторону мою печальную историю. Многие головы повернулись ко мне, на которую Карменсита указывала то пальцем, то рукой, а то и всем своим горячим телом. И потянулась цепочка людей, желавших подать мне на бедность мелочь. Но на крики среагировали и девушки из Дельты. Они все как одна вдруг встали за стойкой и замахали руками. А две вышли в зал и протянули мне свои служебные мобильники, одновременно отмахиваясь, как от гусей, от сердобольных помощников с их мелочью. Я набрала номер сестры как раз во-время. Они все были в недоумении: пасли мой рейс в Интернете, его откладывали-откладывали, а потом вдруг выскочила строка: «Такой линии не существует». И они собрались в аэропорт, чтобы разобраться на месте. Я кратко обрисовала историю своих бедствий, не без умысла многократно повторив слово ДЕЛЬТА. Многочисленные зрители при этом почему-то кивали головами, а Дельта-тим настораживался.
Я сидела в неудобном кресле, без обещанного мне на ночь одеяла, и скорбно обдумывала, в какой позе есть шанс уснуть. Стулья в аэропорту привинчены к полу. Сдвинуть и соорудить лежанку – хрен вам, дорогие товарищи пассажиры. И вдруг прямо у меня над головой, как с небес, нарисовалась темнокожая ангельская дельтовская головка: «Мисс Лариса, мы вас опять потеряли! Я вам даю гостинице и ваучер на завтрак, вы только не опоздайте ради Бога к 7 утра на бординг. У нас на Монреаль есть только этот единственный рейс, вам нельзя его пропустить!»

Вот так и состоялась моя первая ночёвка в Новом Свете: в отеле Ромада, в номере, по кондиции достойном быть кулисами для реалистической постановки пьесы Горького «На дне». На бординг я не опоздала, ибо за моими передвижениями следил весь персонал этого достойного учреждения. В рецепцию позвонили со стойки Дельты и попросили взять надо мной гуманитарное шефство: «Пожилая русская леди впервые совершает трансатлантический перелет, она в стрессе, ей нужна помощь».
О ночёвке и завтраке, о шатле на терминал и о перелёте Нью-Йорк – Монреаль когда-нибудь сообщу в спецвыпуске приложения к этому посту. Скажу только, чт о самолётом на Монреаль управляли три женщины: две пилотки и одна стюардесса во всём чёрном. Приземлились мы на час раньше расписания. А город Монреаль из самолёта выглядит разделённым на правильные геометрические квадраты и прямоугольники как по линейке.

Вот такие нравы нынче на международных авиалиниях.

З.Ы. Фотоматериал и комментарии к нему по прибытии домой.
Lissa

One night stay in New York-2

Продолжение истории.

От таких известий можно бухнуться в обморок не сходя с места. Можно забиться в истерике. Или испустить дух от инфаркта. Если бы мне сказали, что такое случится, я бы никогда не переступила порога аэропорта Тегель, сдала бы свой билет в рай с любыми потерями и осталась бы у себя в прекрасном Штеглице. Чего мне там для щастья не хватало?

Но как уже не раз бывало, критическая ситуация моментально запустила перестройку изнутри: Ничего не случилось. Самое страшное - придётся провести мучительную ночь в этом базарном аэропорту. Ну и что, разве я не сижу в ЖЖ до посинения горизонта?

Спасибо моему грешному телу и духу - они меня не подвели. Откуда-то из закромов вдруг полился волной вполне сносный английский. На нём я не говорила уже лет 15, с тех самых пор как закончился сезон в Лондоне на ВВС. Я показала клерку свой компьютерный E-Ticket, в нём черным по белому было написано, что мой рейс на Монреаль отправляется в 20.30. "Сегодня нет такого рейса! - строго сказал клерк. - Он летает два раза в неделю, следующий через три дня. Мы не будем вас штрафовать. Пойдите и скажите дежурным оффисерам, что я разрешил переделать ваш билет на завтра на 9.30 утра".

За стойкой сидела бодрая стайка молодых продуктов плавильного тигля с той особой внешностью, когда уже безнадёжно даже пытаться предположить их этнические составляющие: 5 девушек и одна дородная белая матрона моего возраста. Рейсы уже все разметались-разлетелись, наступило время покоя, команда тихонько о чём-то переговаривалась, и было впечатление, что под стойкой у них кулёчки с семечками, а корзинка для бумаг засыпана шелухой. Я встала в самом центре дугообразной стойки, заглянула всем в глаза и сказала Халло Эврибоди, Ай нид юор хелп. Компания перестала лузгать виртуальные семечки и с любопытством на меня уставилась. Изложив в трёх фразах свою беду, я подчеркнула два момента: что всего 4 часа назад я впервые в своей долгой жизни ступила на американскую землю и уже попала в траблы; и второе - у меня здесь во всём Нью-Йорке нет никого кроме вас. Гарные девчата слегка присели от такой серьёзной декларации. Но только на минуту. "Так вы мисс Лариса, а мы вас искали и выкликивали". "Приятно познакомиться" - ответила я. И мы поняли, что мы друг другу симпатичны. Я успокоилась окончательно и разложила перед девочками свою папочку с проездными документами. Первым делом мне было нужно найти телефон моей сестры в Монреале, который я не помнила наизусть и не записала в книжку, и сообщить ей о случившемся.

To be continued
Lissa

One night stay in New York

Первое что видишь в аэропорту ДФК после 9-часового трансатлантического перелета - хорошо знакомые гроздья галстуков вокруг лавочки Tie Rack и зеленые шрифты вывески Starbucks Coffee. То же самое что ты видел напоследок в аэропорту Тегель. Значит мир един и ты в нём как дома.

Символическое подтверждение моего прибытия в Новый свет не состоялось ещё раньше. Как ни крутила я при заходе на посадку головой, а Статуи Свободы, при выплывании которой зааплодировал весь 300-местный Боинг, я со своего места D Row 42 так и не узрела. Придя на регистрацию в Тегель слишком рано, была за это сурово наказана: заполняют самолёт начиная сзади, вот и оказалась я на самом последнем ряду из всего трёх кресел, в серединке, а справа и слева от меня угнездились два кросавчега, франкофон-блондин и англофон-брюнет. Оба явно неплохо провели время в Берлине, ибо всю долгую дорогу крепко проспали на моих хрупких плечах, а я из-за врождённого человеколюбия не хотела их тревожить и грустно следила за беззвучными приключениями Шрека-3, а потом Спайдермена и ещё двух каких-то знаменитостей. Самым интересным были всё же информационные врезки о маршруте: вот уже мы поравнялись с южной оконечностью Британии, а вот уже на уровне Дублина - надо решать, разворачиваит ли Боинг на посадку, как ревомендовала Куча Мала. Нет, проехали, теперь выхода нет, прощай, старушка Европа.

Над Атлантикой нас покормили едой, которая должна войти в книгу рекордов Гиннеса как самая поганая еда, когда-либо съеденная родом человеческим на высоте 10.365 метров. К тому же её было так мало, что уже через пару часов голова у меня просто раскалывалась от голода. Толстяки-американцы то и дело в разных концах сарай-салона жали на кнопки и спрашивали у стьюардов, нельзя ли за свои кровные доллары докупить вторую порцию этой дозированной авиакаки. Но увы, ни за какие деньги вторую порцию каки им так и не дали. За час до посадки тим быстро расшвырял по клиентам тощие коробочки с минипицами, сделанными, на мой вкус, процентов на 30 из соли. И вот мы ступили на американскую почву. Viva, Amerika!

До коннектинг флайт у меня было долгих 6 часов времени. Я получила и опять сдала свой беременный чемодан и потихоньку добралась до терминала 2, где мой рейс ещё не был объявлен. Скоро у меня опять разболелась голова. Такого оглушительного аэропорта я ещё сроду не видела. Все разговоры между диспетчерами и клерками транслировались на публику. Звуковой фон был как в моём ртодном городе Кропоткина в 50-е годы, на ж.д. вокзале: Гулькевичи! Бл*ть, Гулькевичи, ты что, не слышишь! Груз отправлен, груз отправлен!

Чтобы вознаградить себя за каку и за авиапиццу, я по полной оторвалась в стикерии. Стейк был божественным, гарнир - листья салата и крем свежайшего сочного авокадо с лимоном. Счастливая, умиротворённая и благодушная, я подошла к стойке, уточнить насчёт рейса. Оказалось, что он отправлен буквально полчаса назад, и перед тем, как его закрыть, сотрудники кампании Дельта тыщу раз меня выкликали через трансляцию и даже лично бегали по терминалу и опрашивали всех подходящих по возрасту тётенек, не Лариса ли они из Берлина.

Свершилось. Не зря же мне накануне черный кот фрау Зихерт по имени Паша перешёл дорогу... Я прогуляла в кабаке свой рейс. Разменяла Монреаль на стейк. А сестра Рита со всей семьёй уже на пути в аэропогрт Трюдо.
Мне же предстояла неизбежная ночёвка на американской земле.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)
Lissa

Наш-Дом-ЖЖ: Сенсация на фоне истерики

Вокруг неуклюже заваренного СУПа, который не лезет в горло, юзеры в азарте бьют друг друга ложками по башке. Американский Брэд завален протестными комментами. Думаю, что первым коммерческим проектом СУПа мог бы стать тираж рождественских открыток с членом АТ Валерией Новодворской - ей очень пойдёт красная шапочка с белым помпоном.

В ЖЖ тем временем появляется анализ "второго уровня", т.е. не разборка-истерика с Dolboebом и новыми админами, а с позиции "над схваткой" - см. текст pharmakos: http://www.russ.ru/comments/132193645 И как всегда, массовый процесс обретает свою собственную динамику. Критерии смещаются, грани между правыми и неправыми стираются, контент реконфигурируется, рутинизируется и с какого-то момента превращается в свою противоположность. А жизнь идёт своим чередом, и вот что в ней происходит.

Сегодня я побывала в старом, очень "советском" по виду здании знаменитого аэропорта Темпельхоф, через который после войны американцы поддерживали "воздушный мост" гуманитарной помощи во время "нашей" советской блокады Берлина. Сейчас отсюда летают лишь очень немногие рейсы, вот, к примеру, в Кёльн на конфу в конце августа я летала именно отсюда. Аэропорт огромной дугой с колоннадой обращён к стадиону, справа во флигеле расположен Полицейский президиум, и у него под боком - Центральное бюро находок. Здесь мне вручили в целости и сохранности мой потерянный, а вовсе не спизженный кошелёк. В нём оказалось аж 235 евро с мелочью. Я и не знала, что так много, думала, наверно 130-170 максимум. За это благодеяние я заплатила 17.50 Евро административный сбор. По дороге домой отпраздновала это чудо добра и красоты заходом в русский магазинчик на Байер-платц. Накупила там пирожков, блинчиков с мясом и с творогом, пельменей, шпротов, сёмги, настоящего крупного рассыпчатого творогу, ватрушек, солёных огурчиков и помидорчиков, конфет и сгущёнки-варёнки. Пришла домой и устроила пищевую оргию. На Байер-платц дороговато, но так вкусно, что просто погибель. Объевшись, с непривычки свалилась с ног и проспала пять часов подряд. В Волгограде есть было и некогда, и невкусно. Когда вернулась, некогда было сходить за покупками, я и не ела ничего существенного, и даже отвыкла как-то. Побочный результат: достигла своего желанного веса в 60 кг. А сегодня даже страшно к весам подходить. Зато сил прибавилось. Наверно это у меня от недоедания голова кружилась и сумка к земле тянула, еле-еле её таскала.

Сейчас сделаю чтонить полезное, например, закончу перевод бесконечной статьи про "Диких парней". Если б кто знал, как же они мне надоели!
  • Current Music
    Огурчики, помидорчики, Сталин Кирова убил в коридорчике