Лариса Лисюткина (shaherezada) wrote,
Лариса Лисюткина
shaherezada

Categories:

Притча о Блудном Отце: грамматология "Возвращения". Вариант интерпретации.

В сообществе drugoe_kino и в журнале у iten развернулась дискуссия о фильме Андрея Звягинцева "Возвращение" (2003 г.):
http://community.livejournal.com/drugoe_kino/1005269.html и http://iten.livejournal.com/162523.html?view=4976091#t4976091
Этот фильм я использую в своём семинаре, мне приходится его смотреть по два раза каждые полгода. Естественно, что при такой частоте общения с материалом я рассмотрела многие его коды, которые при обычном одноразовом зрительском просмотре не воспринимаются. Я даю своим студентам этот фильм в контексте темы Мужская идентичность и Отцовство. Чтобы сбалансировать версию "Возвращения", всегда показываю в паре с ним ещё и "Отец и сын" Александра Сокурова. У Сокурова представлена другая - симбиотическая - версия Отцовства, полярно противоположная "Возвращению". В общем, приглашаю вас в свою рабочую лабораторию.

При подготовке я прошу студентов самостоятельно найти в культурологических энциклопедиях статьи к следующим понятиям:
1. Башня
2. Вода
3. Огонь
4. Остров
5. Чёлн/лодка
6. Тайное сокровище
Эти символы - семиотические ключи к фильму.
7. Для понимания фильма надо знать, что такое жанр Road movie.
8. В обязательном порядке студенты читают, конспектируют и обсуждают в семинаре статью Зигмунда Фрейда "Достоевский и отцеубийство". Я им объясняю "зазор" между фактическим и символическим значением той схемы конфликта, которая описана у Фрейда.
9. Студенты должны принести на занятие альбомы с двумя живописными работами: "Мёртвый Христос" А. Мантеньи и "Остров мёртвых" Арнольда Бёклина.
10. Я также прошу их посмотреть, как определяются с позиций современной деконструктивистской философии понятия "Архив", "Документ", "Зеркало".

Когда освоены "символические ключи" к художественному языку фильма, мы его смотрим.

После просмотра начинаем распутывать двойной смысловой код: Библейско-мифологический и фрейдистский. Получаются примерно такие символические языковые ряды:

Башня - мужской фаллический символ. Вода в числе многих других имеет символическую функцию крещения, приобщения к религиозной общности. Подростки устраивают ритуальную инициацию, они прыгают с вышки в воду, и после этого испытания считают себя взрослыми мужчинами. Кто не прошёл испытание, исключен из их сообщества: "А кто не прыгнул, тот козёл и дурак". Не прыгнул, естественно, самый маленький. Он исключается из числа "мужчин", он не причастен пока к фаллической мужской культуре, основанной на культе силы и преодоления. Он ещё остается в материнском мире/лоне, мать снимает его с фаллической вышки, но он уже "знает, что он не сдал экзамен на мужчину".
Второй эпизод - в подвале, где происходит сходка "мужского союза", в данном случае клики подростков. По правилам фаллического сообщества, наказать Ивана исключением должен его старший брат Андрей. Борьба между братьями - библейская аллюзия на борьбу Иакова и Исава: "Сыновья в утробе Ревекки боролись между собой" (http://www.almaz.in.ua/modules/wordpress/?p=91)

Братья бегут к матери, в странный мистический дом, каких не бывает в реальности. И здесь их мать, которая до тех пор была высшим авторитетом, сталкивает их с актом Возвращения. Дети бегут мимо безмолвной мумии-бабушки, у неё за спиной радиола, пластинка с классической оперой, а справа камера наезжает на угольки в печи. Бабушка - хранительница этого очага, старая колдунья, связанная с незапамятными "лучшими" временами, когда в их доме звучала такая музыка...

Спящий Отец - инсталляция по картине Андреа Мантеньи, и это сразу же даёт ключ к его судьбе. Уже в этой точке ясно, что Отец умрёт, но не просто так, а жертвенно - библейская нить.

Но дети не знают этого Отца. Он был потерян в странствиях, инверсивно перекроив притчу о Блудном сыне. Нужна верификация его отцовства. Эта тема верификации будет красной нитью проходить через весь фильм. Но на первом этапе она осуществляется через Архив. Он расположен вне пространства их повседневной жизни, на чердаке, но дети безошибочно находят семейный фотодокумент. Он "вставлен" в альбом с библейскими эпизодами человеческой истории, и таким образом Единичное приобщено ко Всеобщему, индивидуальная история семьи позиционирована как часть истории человечества. Более того, семейный снимок с Отцом семейства лежит на фоне картины "Жертвоприношение Исаака", и изображен на ней тот критический момент, когда Авраам занёс нож над своим первенцем. (Это надо рассмотреть и запомнить. Ибо эта же сцена будет дословно процитирована на Острове, в том эпизоде, когда борьба между Отцом и его сыновьями дойдёт до высшей точки).

Далее следуют инсценировки Тайной вечери, преломления хлеба и причащения вином, в ходе которой происходит ломка домашней иерархии: матриархат сменяется патриархатом, во главе стола Отец, и он определяет и распределяет Добычу (руками рвёт на куски курицу), он разливает вино. На этом, после небольшого промежуточного эпизода последней ночи в доме, экспозиция заканчивается и жанр фильма переходит в фазу Road movie.

Продолжение в следующем посте. Если оно нужно. Просмотрев все 10 ключей, каждый читатель может и сам реконструировать смыслы притчи.
Tags: КИНО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments